Промышленный альпинизм в СССР

В книге  «Скалолазы: спорт и профессия Л.М. Замятин Лениздат, 1982», автор пишет:
«Скалолазание стало в настоящее время не только спортом, но и профессией, необходимой в народном хозяйства. О скалолазах-гидростроителях Нурека, Токтогула и Саяно-Шушенской ГЭС, о скалолазах — геологах, строителях и кинематографистах повествуют очерки.»

Далее хотим привести главу из книги для представления, как использовали свои навыки альпинисты в СССР.

НЕ ТОЛЬКО В ГОРАХ

Многие скалолазы и альпинисты, используя навыки, приобретенные в горах, работают в городах малярами-высотниками, монтажниками-высотниками, подстригают высокие деревья в садах и парках, реставрируют купола и шпили архитектурных памятников.

В начале пятидесятых годов началась газификация Ленинграда. Печное отопление заменяли паровым. Предстоял огромный объем работ по ревизии и чистке вентиляционных каналов и газоходов. Работать приходилось на высоких крышах с соблюдением мер безопасности.

Первыми профессиональными трубочистами из спортсменов Ленинграда стали Константин Захватов и Юрий Льготный. Трубочистами становятся затем и спартаковские альпинисты Константин Клецко, Герман Аграновский и Геннадий Ильинский. Реставрацией и окраской архитектурных сооружений занимаются Петр Буданов, Олег Тихонов. Игорь Рощин и Анатолий Емельянов реставрируют купол Исаакиевского собора. Спартаковские промышленные альпинисты покрывают позолотой шпиль башни Петропавловской крепости, занимаются окраской купола собора Николы Морского и шпиля здания Нахимовского училища.

К. Клецко, П. Буданов и Г. Аграновский трудятся на окраске экстакады здания высоковольтной лаборатории в районе Гражданского проспекта.

В 1980 году руководство Высшего военно-морского инженерного училища имени Ф. Э. Дзержинского обратилось за помощью к ленинградским альпинистам. Надо было отремонтировать флагштоки на шпилях Адмиралтейства. Эту работу выполнили братья Константин и Борис Клецко.

Ремонтом и окраской труб, цехов, телебашни, железнодорожных мостов, портальных кранов, фасадов жилых домов занимаются в Ленинграде специальные бригады, укомплектованные альпинистами и скалолазами. Работают скалолазы и в тресте эксплуатация зеленых насаждений, подстригая ветви деревьев.

По всей стране существуют сейчас бригады профессиональных верхолазов, выполняющих сложные работы, связанные с высотой. Так, летом 1980 года московские альпинисты, возглавляемые мастером спорта Юрием Акопджаняном. помогли в краткие сроки реставрировать кровлю и систему вентиляции здания цирка на Ленинских горах. Об этом сообщила <Правда> 20 октября 1980 года. <Комсомольская правда> 6 июня 1979 года в статье <Рабочий рекорд альпинистов> рассказала о том, как северодонецкие промышленные  альпинисты и скалолазы помогли предотвратить аварию в Северодонецком объединении <Азот>. Там оказалась забитой главная грануляционная башня цеха минеральных удобрений. По требованию технадзора в башню прекратили пускать рабочих- вдруг сорвется на голову какая-либо глыба. Работники цеха подсчитали, что очистка стен потребует длительного времени. Ведь необходимо спускаться сверху вниз по бетону в цилиндрическую башню диаметром 16 метров.

На помощь пришли альпинисты во главе с кандидатом в мастера спорта Николаем Краснощековым. Они закрепили наверху веревки и спустились по ним внутрь башни. Температура внутри-плюс пятьдесят градусов. Работать необходимо в противогазах. Попеременно спускаясь внутрь и зависая на беседках, альпинисты очищают лопатами стены башни. В течение двух суток работали в грануляционной башне десять спортсменов. Угроза аварии была предотвращена без остановки цеха.

На строительстве Березняковского комбината трудятся белорусские альпинисты и скалолазы во главе с мастером спорта Леонидом Лозовским. Необходимо было обеспечить химическую защиту металлических конструкций гигантского цеха (ширина 200 метров, длина 500 метров, высота 58 метров). Работать приходилось в сидячем и висячем положении, используя альпинистские лесенки, беседки и даже искусственные точки опоры.

О самоотверженной работе белорусских альпинистов в Солигорске был снят фильм <Вторая вершина>.

Скалолазам и альпинистам не надо объяснять, как обеспечить безопасность, как выполнить ту или иную сложную (а подчас уникальную) работу, связанную с высотой. К делу они подходят творчески, используя специальные приспособления, известные в альпинизме, или создавая новые, необходимые в данном конкретном случае.

Потребность в городских скалолазах в будущем значительно возрастет.

Оказалось, что даже в кино не обойтись сейчас без скалолазов. При съемках многих фильмов кинокамеру приходится поднимать высоко над землей. А это значит, что соответствующую подготовку должны иметь и оператор, и ассистенты, и светотехники, и механики, и звукотехники, и многие другие работники съемочной группы.

Интересен опыт Ялтинской киностудии, где для производства сложных и опасных (а порой трюковых) съемок на большой высоте была создана специальная группа обеспечения таких съемок. В эту группу вошли скалолазы и альпинисты. Так же, как у скалолазов-гидростроителей, спорт у работников этой киногруппы из занятия на досуге превратился в нечто большее. Тренером и душой группы стал самый старший из них — мастер спорта Юрий Борисович Бурлаков. В эту группу вошли В. Павлотос, М. Резниченко, Н. Нарцизов, Г. Зеленин, В. Добрынский. Студийцы-спортсмены сами занимались проектированием и изготовлением сложных операторских приспособлений и конструкций, обеспечивающих безопасность проведения съемок.

Многие киностудии страны стали присылать в Ялту заявки с просьбой о помощи в создании не только <горных> фильмов, но зачастую и самых <земных>, даже <морских>. Казалось бы, что могут делать скалолазы на узких улочках старого Таллина в фильме <Приключения желтого чемоданчика>? Оказывается, многое. Они обеспечили проведение съемок <а острых средневековых крышах и башнях, на которые вряд ли рискнули бы полезть люди, не обладающие высотной подготовкой, психологической устойчивостью…

…Я в гостях у Юрия Борисовича Бурлакова в Ялте. Хозяин внимателен, нетороплив. Лицо смуглое от солнца и ветра. Он крепок, юношески строен, хотя в этом году ему исполняется пятьдесят. Со спортом Бурлаков не расстается всю жизнь.

Еще в 1953 году инструктор альпинизма Бурлаков участвовал в геодезической экспедиции на Тянь-Шань. Восхождения альпинисты совмещали с установкой на вершинах специальных <барабанов> (пунктов для наблюдения). В ту экспедицию были покорены пики Молодая Гвардия, Погребецкого и другие. Затем были топографические экспедиции в горных районах страны, где Ю. Бурлаков (в 1962 году выполнивший норму мастера спорта СССР по альпинизму) обеспечивал технику безопасности.

В комнате Бурлакова на столике у окна стоит пишущая машинка. Юрий Борисович не только бригадир скалолазов ремонтно-строительного комбината, но еще и интересный писатель. О работе группы топографов в горах, в бассейне нижней Ангары он рассказал в документальной повести <Одним табором>, опубликованной в 1967 году журналом <Новый мир>. Сам автор выполнял в этой группе обязанности <альпиниста>, обеспечивая безопасность на скалах.

В 1979 году вышла в свет книга Бурлакова <Восходитель>-о выдающемся советском альпинисте и скалолазе Михаиле Хергиани, трагически погибшем при восхождении в Италии.

Юрий Борисович рассказывает мне о том, как осенью 1971 года их группе было поручено одну из ялтинских улиц — Коммунальную — превратить в типичную улицу латиноамериканского города. Киностудия <Мосфильм> снимала тогда художественный фильм <Это сладкое слово — свобода>. Над этой улицей было закреплено более ста различных кронштейнов, на которых монтировались рекламные щиты и короба. Сложность работ заключалась в том, что совершенно необходимым условием монтажа была надежность крепления тяжелых конструкций. Они устанавливались над головами людей, проходивших по улице. В то же время крепление кронштейнов не должно было быть капитальным, чтобы не портить стен. Надежно и просто установить рекламы удалось только благодаря опыту и технике скалолазов, привыкших работать на отвесных стенах. Висели на веревках, били в стену шлямбурные крючья и на них укрепляли кронштейны. Вся установленная реклама выдержала в течение полугода натиск свирепых зимних и весенних ветров.

В конструкторском бюро Ялтинской киностудия крымский скалолаз Валерий Павлотос показал мне фотографии рабочих моментов съемки фильма <Остров .сокровищ>. На одном из них виден натянутый наклонный трос, по которому на блочке скользит люлька с кинооператором. Осуществляется <наезд> кинокамеры на обороняющийся форт. На другой-оператор проезжает над фортом в момент взрыва. Кадры впечатляющие. На вышке виден альпинист, страхующий люльку с оператором с помощью веревок. У него на голове альпинистская каска, одет в толстый ватник: на всякий случай…

В этом же фильме скалолазы киностудии оказались участниками пиратских баталий на мачтах стивенсоновского парусника. Этим парусником была бригантина <Испаньола>, в которой в настоящее время расположен бар на ялтинской набережной неподалеку от гостиницы <Ливадия>.

Мы выходим с Валерием Павлотосом из КБ, останавливаемся на железной переходной площадке, нависающей над двориком киностудии. Валерий невысок, коренаст, широкоплеч, немного прихрамывает и внешне совсем не похож на поджарых скалолазов. И тем не менее это он впервые проложил маршрут на одну из самых трудных крымских стен-нависающую скалу Шан-Кая. Ночевали в гамаке, подвешенном на шлямбурных крючьях. Восхождение это заняло пять суток. О покорении этой стены даже снят фильм. Валерий Павлотос дважды был чемпионом Украины в индивидуальном лазаний. Занимался он и альпинизмом. В 1972 году в составе советской спортивной делегации ездил в Австрию, где в двойке с киевлянином В. Полевым совершил восхождение на вершину Дахштейн высшей, шестой категории трудности. Этот маршрут они прошли за семь часов — вдвое быстрей, чем ходят обычно зарубежные спортсмены. Павлотос мог стать классным альпинистом, но не стал. И естественно, что я спросил у него об этом.

Щурясь от солнца, он внимательно посмотрел на меня из-под мохнатых бровей. И ответил неторопливо, словно обдумывая каждое слово: <Нельзя объять необъятное. Я люблю кино>.

Павлотос рассказал мне о том, как их киногруппа осуществила съемки в фантастическом фильме <Москва — Кассиопея>. Пришлось самим спроектировать и изготовить на студии огромные декорации звездолета- <вращающийся коридор> и <командирский отсек>. <Вращающийся коридор> представлял собой цилиндр диаметром 3 метра и длиной 12 метров, вращающийся на роликах. Применяя альпинистскую технику и специально изготовленные приспособления, конструкторы добились того, что космонавты в звездолете ходили по стенам и потолку, парили в пространстве отсека, кувыркались-словом, невесомость была полной. Консультант фильма дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт Г. Т. Береговой дал этим съемкам высокую оценку. Осенью 1975 года конгресс УНИАТЕК (международная организация по кинотехнике), проводивший конкурс технических решений фильмов, присудил фильму <Москва — Кассиопея> золотую медаль за техническое совершенство при съемках.

При работе над стереофильмом <Замурованный в стекле> скалолазы ялтинской киногруппы организовали съемки пролета джинна. С огромной отвесной скалы Диво в Симеизе была натянута подвесная канатная дорога, по которой улетел в море джинн (он же Валерий Павлотос).

Совсем недавно прошел на экранах страны кинофильм <Поговорим, брат>. Белогвардейцы преследуют отряд дальневосточных партизан и запирают их в ущелье. И все же партизанам удается уйти. Этот эпизод снимался в Крыму на скале Ай-Никола. Во время съемок не обошлось без спортсменов ялтинской киностудии. Ю. Бурлаков и В. Павлотос организовали полиспаст, с помощью которого на отвесную скалу был поднят весь <партизанский отряд>. Поднимали мужчин, женщин, детей и даже лошадь.

Валерий показывает мне фотоснимки этого эпизода. По альпинистским лесенкам, подвешенным на крючья, на отвесную стену лезут партизаны с винтовками за спиной. На веревках ползут вверх ящики с боеприпасами. Высоко над землей в рубашке, сплетенной из репшнура, беспомощно болтается лошадь.

Во многих фильмах скалолазы ялтинской киностудии сами стали участниками съемок, дублируя актеров. В Тобольске, например, снимался совсем не альпинистский фильм <Мраморный дом>. Действие его происходит в небольшом сибирском городке, в котором расположился госпиталь с ранеными красноармейцами. Последние дни Великой Отечественной войны. В тихую, размеренную жизнь городка вдруг врывается голос диктора: <Знамя Победы водружено над фашистским рейхстагом>. Люди ликуют, слышны песни, музыка… И в этот момент кинокамера переносит нас на городскую площадь, где мы видим, как молодой парень в красной рубахе с трубой в руках, взглянув на полуразрушенную церковь, спрыгнул с машины. Вот он стремительно взобрался по вертикальной лестнице, пробежал по наклонной крыше и влез по маковке на самый верх церкви. Все взоры обращены на маленькую фигурку, оказавшуюся на головокружительной высоте. А парень поднимается в полный рост и трубит с самой высокой точки города ликующий гимн Победы.

Кадр этот очень эмоциональный, запоминающийся. Однако когда создатели фильма приступили к съемкам, они встретили серьезные трудности: здание старой церкви в Тобольске сильно разрушено. Участие в съемке было для актера далеко не безопасным делом. На ялтинскую киностудию пришла телеграмма: <Командируйте альпиниста с приспособлениями>. В Тобольск вылетел рабочий киностудии спортсмен первого разряда по скалолазанию Николай Нарцизов. Съемка этого эпизода осуществлялась с вертолета МИ-4, который зависал в нескольких метрах от маковки здания церкви. Нарцизов сам организовал себе страховку тоненьким, но прочным тросиком, пристегнутым к поясу, спрятанному под рубашкой. Снималось шесть дублей этого эпизода. Во время одного из них вертолет подлетел слишком близко.

Воздушный поток едва не сорвал с Николая рубаху, и только страховка надежно удержала спортсмена от падения вниз. Во время просмотра картины в Москве известный режиссер Марк Донской, не удержавшись, воскликнул на весь зал: <Заканчивать картину нужно этим кадром!>

Во многих случаях при съемках фильмов, весьма далеких от альпинизма,  промышленные альпинисты и скалолазы с успехом исполняют обязанности каскадера. Профессия каскадера очень сложена. Редкий фильм обходится в наше время без трюковых съемок. И очень трудно одному и тому же каскадеру в совершенстве владеть многими навыками. Как правило, у нас в стране каскадеры овладевают какими-то определенными трюковыми <специальностями>. Есть каскадеры-автомобилисты, конники, прыгуны, парашютисты, каскадеры, участвующие в драках. Есть даже каскадеры, которых с высоты бросают на. землю. Всех профессий каскадеров не перечислить. Но нет у нас каскадеров, умеющих лазать по высоким отвесным стенам, ходить по карнизам, преодолевать горные реки. И здесь на помощь кинематографистам приходят скалолазы и альпинисты-люди, преодолевшие боязнь высоты.

Опытные скалолазы-готовые каскадеры для съемок, связанных с высотой, с преодолением различных вертикальных препятствий.

* * *

Можно с уверенностью сказать, что в будущем потребность в скалолазах на стройках страны возрастет во много раз. Вслед за упомянутыми в книге гидростанциями на полноводных реках Сибири и Средней Азии возникнут другие. Потребуются скалолазы для защиты от камнепадов железных и шоссейных дорог, прокладываемых и уже проложенных в горных районах нашей страны. Потребуются они геологам, топографам и геодезистам. Возрастет потребность в городских скалолазах.

О спортивном скалолазании пишут незаслуженно мало. В связи с этим хочется привести строчки из письма сильнейшей скалолазки страны последних лет- спортсменки из города Чирчик Флюры Жирновой:

<:Хочется верить, что люди поймут и оценят скалолазание. Я занималась многими видами спорта и знаю, что скалолазание способствует развитию физических и психических способностей человека. Соревнования по скалолазанию-это напряженная работа мысли, постоянный контроль за каждым движением, это тонкое чувство равновесия и четкая координация движении…

Смотрите подробнее: Промышленный альпинизм.

Читайте также:

This site is protected by wp-copyrightpro.com